CqQRcNeHAv

Поэма А.Блока «Двенадцать»: музыка революции

Блок поэма Двенадцать 1918Это итоговое произведение А.А. Блока, одно из самых сложных в курсе 11 класса.

Почему? Потому что эта поэма требует самостоятельного взгляда хотя бы потому, что она о революции. Само событие уже неоднозначно, а уж воспел ее Блок или осудил – спорят до сих пор.

Очевидно одно: писал ее поэт-символист. В первой статье я объясняла, что такое символ и ка нужно читать символистов: очень много лежит в ассоциациях, предположениях, догадках. В советское время, когда я училась в школе, поэму считали гимном революции, предпочитая не замечать некоторые вещи, которые на гимн никак не походили. Например, убийство Катьки или «черную злобу» героев.

Несомненно одно: это последнее произведение Блока, где отразились все мотивы его творчества.

Название поэмы

Подумайте, что означает двенадцать? Двенадцать часов – смена суток, двенадцать месяцев – смена года. Двенадцать апостолов.

Это начало и конец одновременно. Кем станут эти двенадцать? Апостолами новой веры или адептами жестокости и разрушения? Никто не знает, как и автор.

Сюжет и композиция поэмы

Поэма – произведение лиро-эпическое. Это значит, что в ней должен быть сюжет. Но в «Двенадцати» главное не сюжет (он сводится к одному событию – убийству несчастной Катьки), а композиционный принцип контраста. Давайте посмотрим, как он проявляется и с чем связан.

поэма Двенадцать Блок

Кажется, что поэма – это просто стихотворения, связанные в один цикл. И такова ее лирическая природа: поэт так ощущает происходящее – время изламывается, происходит смена не дат, но эпох. Поэтому главы такие разные: рядом с мрачным и разрозненными картинами городского быта («закрывайте етажи – нынче будут грабежи», «не слышно шуму городского», отдельно выхваченные портреты, точнее, голоса «писателя-витии», старушки, дамы в каракуле) соседствует какой-то вселенский ветер («ветер, ветер на всем белом свете»), патруль двенадцати, буржуй. Самый очевидный и резкий контраст – это «голодный пес» и «Иисус Христос». Меняется эпоха, контраст – ее символ.

Главный мотив поэмы – мотив пути (мы его встречали в стихах о России). Двенадцать идут вдаль, и чем дольше путь, тем неоднозначнее дорога. Сбивает с пути злой и веселый ветер, снежная стихия, «черная злоба» и «смертная скука». И путь двенадцати не прям и не линеен.

Так и происходит центральное событие в поэме – убийство Катьки. Это – вдруг захлестнувшая Петьку «черная злоба», но убийство здесь не преступление, потому что двенадцать лишены нравственных норм, время контраста стирает грани между белым и черным. «В зубах цигарка, примят картуз, на спину б надо бубновый туз», — кто не знает, бубновый туз – четырехугольник красного или желтого цвета, который нашивали на робу   особо опасных заключенных против сердца, чтобы удобнее было целиться при побеге. Они еще не защитники нового, но уже не преступники. Такое время. Они вышли из стихии, закрутившей ветер, сметающий старый мир в тартарары.

Наконец, контраст проявляется в цветовой гамме поэмы: «Черный вечер, белый снег…». Будто мир лишился цвета и полутонов. Или белое, или черное, или друг или враг. Странно, казалось бы, что поэт пишет: «Черная злоба» и рядом «святая злоба». Или: «Пальнем-ка пулей в Святую Русь. Избяную, кондовую, толстозадую». Это ли не развенчание тысячелетнего мифа о матери-Руси? Вдруг она оказывается и кондовой, и толстозадой. Но разве эта черная злоба не имеет право на существование за века угнетения? «Святая злоба» вооруженных масс оборачивается «смертной скукой». Вспомните «Незнакомку»: реальный двумерный мир не страшен, а скучен. «Смертная скука» — символ отсутствия идеалов, духовной деградации. Может быть, пока их нет? В поэме нет ответа.

Да, поэт не воспевал и не обличал революцию. Он ее увидел и услышал. Услышал музыку революции: динамику острейших столкновений, хаос голосов и трагических противоречий. Нет в поэме готовых ответов или решений. Это просто картина момента меняющегося мира.

Образ Христа

образ Христа в поэме Блока ДвенадцатьВ советское время литературоведы и вслед за ними учителя утверждали, что Блок благословил революцию, показав в конце поэмы с красным флагом (знамя революции красного цвета) Христа. Будто он идет перед двенадцатью, указывая им путь. Но так ли это на самом деле?

Прочитаем еще раз конец поэмы.

И за вьюгой невидим,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз —

Впереди — Исус Христос.

Не видят Христа двенадцать, он над всеми, над вьюгой, над миром. Тональность и ритм стиха меняются, становятся не рваными и резкими, а плавными, нежными, аллитерация на «с» и «ж» подчеркивают мягкость стиха.

Сам Христос в «белом венчике из роз». Традиционно образ Иисуса изображается в терновом венце – символе страданий. Но перед нами – призрачная фигура, скорее похожая на женщину. Не возникает никаких ассоциаций? Да, это последнее видение Прекрасной Дамы – вечного идеала поэта. Никому из героев поэмы автор не дал узреть свой любимый образ. Он и сам уже не соотносит идеал с Прекрасной Дамой, теперь это для него фигура почти невидимая и неосязаемая. Просто он знает, что идеал есть. А кто станет его «правообладателем» — покажет время, которое так бурно меняет людей, страну, мир.

После создания поэмы Блок в дневнике написал: «Сегодня – я гений».

И он прав.

Материал подготовила Карелина Лариса Владиславовна, учитель русского языка высшей категории, почетный работник общего образования РФ


Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.
Яндекс.Метрика