CqQRcNeHAv

Пример сочинения на ЕГЭ по русскому языку по тексту Приставкина [Проблема исторической памяти]

Пример сочинения на ЕГЭ по русскому языку по тексту Приставкина

Кто же творец истории – цари да бояре или ремесленники и хлеборобы? Кто кузнец воинских побед — князья и полководцы или обычные солдаты, пушкари да ратники? Именно эту проблему, проблему исторической памяти, ставит Анатолий Приставкин в своем тексте. Действительно, в истории остаются имена лишь военачальников и императоров. А как же простые солдаты, которые тысячами гибнут на поле боя? Ведь их вклад в победу, по крайней мере, не меньше. Проблему эту автор рассматривает, рассказывая о своем посещении музея, где среди множества экспонатов, имеющих отношение к «сильным мира сего», нашелся только один документ, упоминающий только об одном солдате – пушкаре Первушке Фёдорове. Писатель приводит и свои рассуждения, касающиеся роли солдата в любой войне, доказывая, что эта роль важнее, нежели какого-нибудь князя или полководца.

Совершенно очевидно: авторская позиция по данному вопросу заключается в том, что несправедливо пренебрежение истории по отношению к таким скромным труженикам победы, как Первушка Фёдоров и многие другие так называемые простые люди. Не только и не столько, может быть, цари вершат судьбы мира, сколько эти незаметные герои, выполняющие свой долг перед Родиной.

Я бы согласился в этом вопросе с автором, но с одной оговоркой. Разумеется, необходимо знать и помнить, сколь огромный вклад в нашу историю внесли обычные солдаты и крестьяне. Но ведь физически невозможно помнить их всех поименно: их же и в самом деле сотни тысяч! И то, что история не донесла до нас все их имена, вполне объяснимо этим обстоятельством. Но значит ли это, что она не донесла до нас память об их беспримерном героизме?

Мне кажется, что все-таки нет. Большинство из нас однажды задумывается о том, что у истоков Великой Победы стояли вот такие Первушки Фёдоровы, которым нет числа. И помогает нам в этом именно литература, а не история. Я где-то читал такое высказывание: «Смерть одного человека – это трагедия; смерть тысячи людей – это статистика». Так и история оперирует большими числами, но каждый отдельный человек и должен помнить об отдельных людях: знать историю своей семьи, ее героев. А художественная литература воскрешает для нас и тысячи других людей, потому что литературные образы всегда собирательные в той или иной степени.

Я хотел бы сослаться на роман Виктора Астафьева «Пастух и пастушка». Перед нами судьба одного из скромных героев войны. Борис Костяев ничем не отличается от множества молодых людей, чью судьбу изломала война, людей, которые подарили нам мирное небо над головой. Сколько было таких боевых офицеров, погибших на войне? Тысячи? Десятки тысяч? Может ли каждый из нас помнить все их имена? И не для того ли Астафьев написал свое произведение, чтобы мы помнили пусть не каждого из них, но помнили о них всех, чтобы у нас появилось личное отношение к Борису, а через него – и к этим тысячам офицеров, отдавшим жизнь во имя победы?

Я знал одного человека, который изучал историю своей семьи. У него дома почти музей, все экспонаты которого касаются родственников. Этот человек мог говорить о них часами. И не было среди них ни великих изобретателей, ни писателей, ни Героев Советского Союза. Но все эти люди честно трудились на благо Отечества, сражались во время войн, работали в тылу.

Мне кажется, если каждый из нас будет помнить о своих родных, то это и будет лучшая память обо всех героях, обо всех, кто жил до нас.

Мне бы хотелось тоже найти работу, которая стала бы счастьем моей жизни.

Ещё примеры сочинений на ЕГЭ по русскому языку

Материал подготовила Сафонова Елена Валерьевна, учитель высшей квалификационной категории, ГКОУ СКОШИ №31, г.Москва

Исходный текст:

(1)Недавно я побывал в Троице-Сергиевой лавре. (2)Я бродил по многочисленным комнатам музея, без воодушевления смотрел на бесконечные короны, да ризы, да всякие украшения одежды, и на их хозяев, тут же вправленных в рамки. (З)Музей этот очень богат. и, может, оттого нас запустили группой, заперли дверь огромным железным засовом и снаружи поставили милиционера.

(4)Так ходил я между златом с одной стороны да серебром — с другой, не зная, куда отворачиваться от неестественного блеска, которого, может быть, хватило бы для игры и перелива целому озеру Селигеру.

(5)И тут наткнулся я на оригинальную запись, вывешенную на стене. (6)Это была опись 1641 года об оружии, установленном на крепостной стене монастыря. (7)Там писалось: «На красной башне против святых ворот пищаль полуторная, медная. (8)Другая пищаль на колёсах, пушкарь у той пищали Первушка Фёдоров».

(9)И словно бы всё ожило тотчас, мне даже послышалось, как зашелестела парча, сброшенная с благородных плеч, и покатилась, звякнув, золотая пуговица, и вельможи в рамках покосились в окно — на месте ли сторожа, на посту ли пушкари, а то не приведи господи… (10)А Первушка Фёдоров вот он, сидит у полуторной пищали, что на колёсах, и поглядывает с крепостной стены спокойным оком. (11)Глаза у Первушки большие, глубокие, с синевой, руки крупные, в узлах, потому как прежде дома рубил и печки клал. (12)А рубаха самая что ни на есть домотканая, отбелённая на первых снегах, никто не сохранит эту рубаху и не положит под стекло.

(13)Я тогда счастливо переживал радость, что время обхитрило всё это — нержавеющее и вечное и донесло до меня живой, странно волнующий образ русского пушкаря. (14)Такое настроение я пронёс через все комнаты музея, пока вежливый милиционер дважды не пересчитал нас и не открыл засова.

(15)— Ах ты, Первушка Фёдоров, — приговаривал я про себя.

(16)— Ах ты, дорогой предок мой, Первушка! (17)Я не знаю и сейчас, верно, твоего лица. (18)На старых деревянных иконах, где на передний план, почти на рамы властно взгромоздились угрюмые князья с жестокими самодержавными лицами и их любимые кони, я только предположительно нахожу тебя, мой дорогой предок. (19)3а объёмными плечами князя, где скорой рукой мальчика-подмастерья выписаны сто шлемов подряд или просто жёлтой охрой серпы волос, ты и стоишь там, предок Первушка Фёдоров. (20)И ранее, и тогда, и много раз потом будет твориться эта несправедливая картина, и будут русский народ выводить общим фоном за плечами единого человека-иконы с жестокими неподвижными чертами. (21)И много раз я буду тебя угадывать, пушкарь Первушка Фёдоров, только потому, что ты не покинул свою пищаль ни в 1641 году, ни триста лет потом. (22)В 1941!

(23)А пока ты есть, Первушка Фёдоров, на земле, будет жить земля русская, будут стоять на крепостной стене меткие пушкари и будет земля наша цела заботами тех пушкарей.

(А. Приставкин*)

* Анатолий Игнатьевич Приставкин (1931—2008) — русский писатель, общественный деятель. Долгие годы судьба и творчество писателя были связаны с Сибирью. В эти годы пишет документальные повести «Мои современники», «Костры в тайге», «Ангара-река» и др.

Широкую известность Анатолию Приставкину принесла повесть «Ночевала тучка золотая…» (1987), поднимающая важные нравственные проблемы — война, детство, жестокость мира и людей. Повесть получила мировое признание — была переведена на более чем 30 языков.


Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.
Яндекс.Метрика